Интервью с авторами фотопроекта "Мы"

Дарья Васильева

В январе стартовал фотопроект "Мы" на площадке нашей онлайн-галереи. Журналист "Art-sipuha" пообщалась с авторами и узнала тонкости создания выставки, а также обсудила тему буллинга.

По вашему мнению, почему в современном мире существует такое явление как буллинг?

Варвара Попова (режиссёр проекта): Я не делю современный и не современный мир в данном случае. Мы назвали себя так, но наши психологические реакции и стратегии - те же, что были много тысяч лет назад, поэтому социальные конструкции, которые мы пытаемся строить, пока ещё на зачаточном уровне, мы просто не способны обеспечить их. Буллинг был всегда. Он есть в природе. Это просто данность. Явление существует, потому что мы не достаточно эволюционировали, чтобы его искоренить. Если же говорить о буллинге касательно тела, то для меня он не является оправданным. Каждый имеет право быть таким, какой он есть.

Современный мир требует того, чтобы мы искали новые способы взаимодействия и придумывали новые границы допустимого. Обществом были созданы права человека, наказания за их нарушение, а это значит, дальше будет следующая ступень. Законы будут только развиваться и улучшаться.

 

 

Почему вы решили стать одним из авторов проекта "Мы"?

Ксения Марамзина (фотограф): Для меня тема травли является очень жизненной. Когда люди рассказывали свои истории, я чувствовала то же самое, что они. Мне было важно и интересно пообщаться с ними лично.

В процессе съемки люди раскрывались совершенно по-другому. То есть, к тебе заходит серьезная женщина в офисном костюме, тут она раздевается перед тобой и становится совершенно иным человеком. Многие стеснялись и говорили: «Я не умею позировать», мы им отвечали: «Будь собой!» и видели, насколько они прекрасны на самом деле. Люди выходили, жали руки, обнимали, благодарили нас, потому что это была своего рода терапия для них. Для меня это тоже было облегчением.

«Мы» - очень важный проект для общества: для тех, кто травит, а также для тех, кто подвергается травле.

 

 

Как на вас повлиял проект "Мы"?

Яна Алимова (фотограф проекта): С одной стороны, это был интересный опыт в фотосъемке. У меня ни разу не было съемки с большим количеством незнакомых мне людей. Это было очень красиво. Некоторые истории были похожи на мою жизнь, мои неуверенности в себе. Глобально проект на меня не повлиял, я просто была рада, что много людей пришли помочь с выставкой.

 

Сталкивались ли вы когда-либо с буллингом?

Диана Заднепровская (фотограф проекта): Если бы я с этим не сталкивалась, то не жила бы на планете Земля. Любой человек в жизни встречался с этим. Начиная от школы и заканчивая повседневными издевками в общественном пространстве. Также стоит сказать о компаниях, которые навязывают стандарты красоты и буллят нас за то, как мы выглядим. Я сталкивалась с травлей в школе, так как была очень высоким ребенком. Постоянные издевки в стиле “жираф”, “шпала” и так далее. Повлияло ли это на меня? Нет. Но это уже зависит от того, кто как рассуждает и как воспринимает ситуацию человек.

 

 

Что делать людям, столкнувшимся с буллингом? Что бы делали вы?

Светлана Лысенко (психолог проекта): Чтобы люди могли сделать что-то эффективное, должна быть система, которая это поддерживает. Самый простой пример про школу: если в ней есть травля - это должна решать администрация. Существуют программы, о том, как в месте получения образования должна происходить работа в случае буллинга. Эта информация есть на самых разных языках, она доступна людям, которые работают в школах. Часто такое существует только на бумаге, а в реальности не работает по разным причинам. Если мы хотим, чтобы в школах на системном уровне решались проблемы травли и буллинга, то нужно задавать эти вопросы: «А есть ли в нашей школе программы для детей, которые столкнулись с травлей? Как отдел образования рекомендует действовать в таких ситуациях?» 

Людям, столкнувшимся с буллингом, надо обращаться к тем, кто может помочь. И это должны быть не родители, а администрация школы или института, где этот вопрос решался бы на системном уровне. Когда человек пробует справиться с травлей самостоятельно, это часто не работает или приводит к трагическим последствиям. Чтобы буллинг не происходил в местах получения образования, у этого действия должны быть последствия. Пока последствия не ясны, травля будет продолжаться.

 

Когда я в детстве сталкивалась с этим, то действовала не так, как поступила бы сейчас. Если буллинг начнется, когда мой ребенок будет ходить в школу, то буду решать этот вопрос на системном уровне. Плюс к этому, создам безопасную для него ситуацию. Если же я окажусь объектом травли, по каким-то причинам, то все будет зависеть от контекста. В случае буллинга в коллективе, у меня есть всегда выбор: обратиться к человеку с ролью формального руководителя и прояснить все с ним, или использовать стратегию «избегания» - отдалиться от ситуации. С интернет-травлей история иная, потому что тут уже нет кого-то, кто несет ответственность за происходящее, кроме самих людей. Здесь вопрос об законодательной ответственности за травлю, оскорбления и клевету. Если бы законы защищали людей, а не делали их уязвимее - было бы очень хорошо.

 

 

Выставку ты можешь увидеть здесь